Главная страница    Новости    Афиша    Авто    Недвижимость    Работа    Объявления    Попутчики    Общение  
  Справка    Фото    Карты городов    Спорт    Еда    Медицина    Web-камеры    Консультации  
Новости Мурманск и область

найти адрес
Войти или Регистрация
Close
Войти через vk odnoklassniki facebook google twitter
Имя           Забыл имя?
Пароль      Забыл пароль?
               
Реклама на сайте
Угол
Угол

Губернатор Ковтун боится нашего возвращения

11 Июля 2018, 10:55     Мурманск и область

Губернатор Ковтун боится нашего возвращения

Предприниматель Владимир Зюзин рассказал о планах вернуться в Россию, о продажных адвокатах, о роли губернатора, начальника УМВД и придворных бизнесменов в своем уголовном деле и в деле энергомагната Шубина

Войти в «список Титова» – это было серьезное решение

- Вы вошли в так называемый список Титова (предпринимателей, вынужденных скрываться за границей от преследования правоохранителей РФ). В страну уже вернулись двое из этого списка – Сергей Капчук и Андрей Каковкин. Наверняка Вы следите за тем, как развиваются их уголовные дела после возвращения. Это внушает оптимизм или, может быть, пессимизм?

- Список Титова – это было серьезное решение. Все-таки в случае попадания в список ты становишься публичной личностью, а мы, коммерсанты, не любим публичности. Мы встречались с Дмитрием Григориади (помощник Титова – Ред.), он убедил, что это нужно сделать. Я считаю, что это лучшее действие, которое мы могли предпринять для своей защиты. Хотя работа по списку буксует – президентский указ от 23 мая не выполнен, ведь нас должны были вернуть в течение месяца. Меня 23 июня ждали на родине.

Я разговаривал с Дмитрием Григориади на днях, задал ему вопрос: «Была задача нас вернуть домой 23 числа. Виноватые мы, не виноватые. Есть 16 человек, которые заявили о себе. Владимир Владимирович Путин дал указание всем структурам, чтобы была подготовлена для нас возможность вернуться. Почему мы до сих пор не в России?»

У нас требований вообще никаких нет, кроме того, чтобы нас признали предпринимателями, мы могли приехать, и нас бы не посадили в СИЗО.

Я знаю почти всех фигурантов из списка, знаю их истории. Это все жертвы системы правоохранительных органов. Это люди, которые чего-то сами добились в жизни, а потом на них внимание обратили правоохранительные органы, губернаторы, сенаторы, и, что называется, по беспределу забрали у них бизнес. Да, может, мы какое-то преступление – незначительное экономическое – совершили. В моем случае – мы неправильно расходовали деньги. Но те преступления, которые против нас совершили люди в погонах, чиновники, они несравнимы с тем, что мы совершили.

Титов поднял эту историю – спасибо ему. Но мне непонятна роль пресс-секретаря президента Пескова в этой истории. Владимир Владимирович говорит одно, а Песков другое – мол, мы рассмотрим документы каждого человека отдельно. Так Вы рассмотрите. Я предоставил все документы. На протяжении 1,5 лет я написал восемь заявлений в полицию, ФСБ, прокуратуру – ни одно не рассмотрено.

- Вы готовы отвечать по закону, но только за то, что Вы сделали, а не за то, что Вам пытаются инкриминировать дополнительно?

- Конечно. У нас требование простое: чтобы мы приехали, и защищали себя в рамках закона. Чтобы не было судилищ, не было закрытий в СИЗО, не было вымогательств

Хочу всем сказать предпринимателям: не подписывайте особого соглашения со следствием. Как только предприниматель подпишет соглашение, он пойдет по максимальному сроку, который он может получить. Мой пример. Адвокаты, которые клялись, что являются моими защитниками, они встали на сторону следствия. Я уверен в этом на 100 процентов. Если бы я не уехал, то списка Титова бы не было… Особый порядок, он влечет сразу большое наказание, адвокаты Титова увидели этот порядок: 159 статья УК РФ сразу перерастает в 210-ю.
Мне предложили подписать особое соглашение со следствием и сказали, что отсижу 3-4 года по 159-й статье. Первое, что попросили в обмен, - это чтобы я признал 60 млн рублей обналички. Второе (это мне адвокат сказал, что я должен подписать) – признание гражданского иска на 820 млн рублей. Третье – они попросили, чтобы я дал показания на группу лиц…

Смотрите, есть два дела Шубина. По первому его осудили, а второе длится уже шесть лет, и следователи не могут его закрыть. В 2010 году я и Геннадий Валерианович Шубин, мой компаньон, мы находились на вершине всей структуры. От компании «Риони» зависело все, она финансировала все проекты. Что произошло? Следователи увидели, что у меня есть перевод денег. За мазут 23 миллиона, за бензин, за цемент, я кредит дал компании. Так вот компании, которые проходят по второму уголовному делу Шубина, они со мной все связаны. И как только я в рамках 159-й статьи сказал бы, мол, ребята, я согласен, что я в 2010 году обналичил 60 миллионов, то сразу бы возникла 210 статья – Организация преступного сообщества. Это Григориади, это Титов увидели, что мне бы инкриминировали ОПС. Сейчас по второму делу Шубина проходят шесть компаний, с которыми я был связан. И следователи дело закрыть не могут. Сейчас дело рассматривается в суде, и процесс не контролируется следствием. Сегодня все взяли адвокатов, все пишут ходатайства, и следствие за голову хватается. 900 страниц обвинительного заключения! Я начал читать – это бред!

Все понимают, что дело не дойдет до обвинений, потому что у нас поменялось отношение информационное. Когда Шубина «закрыли» в 2013 году, то губернатор Ковтун бросила нереальные средства и возможности, чтобы очернить нас в глазах общественности. Что мы негодяи, воры, и каждая бабушка знала, что Шубин и я – подонки. А сейчас что происходит, благодаря Титову? Все переворачивается, оказывается, никакие мы не подонки. Оказывается, нас обокрали, и не только нас, но и Сбербанк.

Подвох этого дела в чем: да, мы взяли кредиты, у нас есть залоги, у нас есть поручительство. У меня кредиты были обеспечены почти на 180 процентов, то есть 800 млн были обеспечены залогом на 1,2 млрд. Куда это все делось? Госпожа Ковтун пошла к Путину, заручилась поддержкой. И каждый раз, когда мы разговаривали со следователем, с адвокатом, мне говорили: «Там же Путин?! Вы ничего сделать не можете!» И Шубина закатали.

Титов понял, какое глобальное преступление против нас было совершено. Почему нас сейчас никто не возвращает? Да потому что боятся: силовики, губернаторы. Я приеду, Дякун, сейчас Капчук приехал.

23 июня меня все ждали дома. Все думали, что если Владимир Владимирович сказал 23 мая решить с нами в месячный срок, то так и будет. Но на меня никто не вышел и не спросил, как я хочу вернуться: ни один следователь, ни один прокурор. Я готов дать показания, я готов приехать, дать подписку о невыезде и давать показания, чтобы доказывать свою невиновность. Меня обокрали! Я сейчас работаю над тем, что выставить Сбербанку иск на 1 миллиард!
Я считаю, что Титов все-таки добьется результата, он очень настойчивый. Но он открыл ящик Пандоры. Мне вообще история в стране сейчас напоминает начало войны, 1941 год, когда 50 процентов офицеров находились под следствием или в ГУЛАГе. Сражения проигрывались. Сталин осознал это, и начал возвращать людей, прощать им эти все «статьи». Как тому же Рокоссовскому. И ситуация на фронтах стала меняться.

Происходящее сегодня в стране я бы назвал третьей мировой, только экономической. Кто такие коммерсанты? Те же офицеры и генералы... Так что список Титова – это огромная победа, информационная победа. Колоссальный труд, за который я хочу сказать «спасибо» всей его команде.

- За свою жизнь не боитесь? Учитывая, какой резонанс получил «список Титова» и что на поверхность сейчас поднимется все эта коррупция в правоохранительных органах. Им проще будет от Вас избавиться, нежели потерять свои места.

- Я коммерсант, я каждый день, находясь в России, рисковал. Я, наверное, единственный коллекционер в России, который коллекционирует не значки, а уголовные дела. Каждая смена губернатора – это новое уголовное дело против меня. Но чем заканчивалось? Меня вызывали, извинялись и говорили, Вы же понимаете… Но Ковтун – это другой человек.

Кто «состряпал» уголовное дело?

- Ваши представители обращались к главе МВД В. Колокольцеву с просьбой обратить самое пристальное внимание на дело, а также на роль в Вашем преследовании начальника областного УВД Игоря Баталова. Был ответ? Считаете ли «ответом» отставку Баталова?
- Я уехал из страны, потому что понимал, что если я не уеду, то меня спокойно посадят в СИЗО и начнут надо мной издеваться. И я поставлю под угрозу всех людей, которые меня любят и которые меня окружают. Это и мои работники, и моя семья и т.д. И я принял в тот момент решение уехать. Год я здесь слушал рассказы своих адвокатов (у меня три группы адвокатов, которые меня предали). В итоге я написал на них заявления. У меня есть аудиозапись, как с меня вымогают деньги адвокаты, я ее доставил в органы МВД. Вы думаете, кто-то отреагировал? Сказали, нет состава преступления. Это борьба с ветряными мельницами. Адвокаты мне рассказывали, что мое дело лично контролирует Путин, поэтому они ничего сделать не могли. И я год думал, размышлял, прежде чем начать борьбу. Тем более у меня не так много финансов. Но потом я ввел в команду родного человека – сестру, и время показало, что профессионализм и протекционизм – это одно, а вера и доверие – другое. Вот она верит в мою невиновность. Да, она допускала ошибки, но я ей благодарен, потому что она достала документы, которые подтверждают полностью мою невиновность. Они доказывают ту нереальную криминальную деятельность, которые провели над нами эти люди, которые это все сотворили. У меня есть фамилии – по датам – кто и чем занимался. Когда я Геннадию Валериановичу Шубину передал эти фамилии, он был очень удивлен.

- Что это за фамилии?

- Это работники банков, это замы Шубина – те люди, которым он доверял. Якобы эти люди тоже были жертвой, а это все была инсценировка, это был цирк. Я, как коммерсант, такой тупости не видел, эта схема не стоит даже рубля. Как они выводили деньги, как они воровали деньги – эта схема не стоит ничего. Мне даже доказывать ничего не надо, это все в открытой форме, у меня есть документы.

Мы написали Баталову, да во многие инстанции, что совершено преступление против меня и против государства, ведь у нас Сбербанк – это государственный банк. Мы написали заявление, предоставили 188 страниц доказательной базы (то есть им ничего делать не надо было).
…Никто не задает вопрос, почему Шубина арестовали именно 12 февраля, и почему 12 февраля – это такая точка невозврата. Потому что 15 марта 2013 года я как директор «Риони» и Шубин как поручитель по всем кредитам должны были поехать на Вавилова, 19 в Москву и предоставить документы для закрытия всех наших обязательств. Мы с Геннадием Валериановичем договорились об этом. И мы должны были это сделать 100 процентов. Потому что Шубин понимал риски, он боялся за свою команду, он порядочный человек. Не закрыв кредиты, он не мог вести дальше политическую деятельность, нигде. Это слабое его место. И он принял для себя очень больное решение: продать все энергосбытовые компании и закрыть все кредиты. И я должен был закрыть все кредиты своими личными активами. Окружение Шубина знало, что он это все закроет, его и арестовали 12 февраля, чтобы посадить в СИЗО. Руки связали фактически ему. Адвокаты были продажные, постоянно вымогали с него деньги. И вся система, глыба, которую он создавал, она разрушилась. Но почему я обвиняю губернатора? Если губернатор объявила войну Шубину и решила, что он негодяй, подонок и что мы украли деньги, то она должна была проконтролировать, как ведутся уголовные дела, как возвращаются деньги Сбербанку, кредиторам. То есть она должна была за это отвечать, если она это начала.

Когда я стал серьезно заниматься этим вопросом – это сентябрь 2015 года, когда Геннадия Валериановича осудили, - я встречался с господином Блинским, который за копейки купил все наши активы. Так этот человек мне сразу сказал: «Я человек губернатора, я работаю на губернатора». Я ему тогда предложил забрать все, что у меня осталось, чтобы официально закрыть все долги и чтобы уйти от этого удара и «вытащить» Геннадия Валериановича. Блинский мне сказал, мол, да, он готов. А потом раз – и все, на меня возбудили уголовное дело. Мне сказали, что те активы, которые я обещал Блинскому отдать за эту услугу, я должен отдать Руслану Червякову.

Поэтому я говорю, губернатор – врун. В чем ее вранье заключается? Результат уголовных дел – крах всего. Сбербанк не получил те деньги, которые должен был получить. Мы все деньги потеряли. А теперь вопрос главный: куда ушли деньги? Где деньги Сбербанка, под которые я отдал 1,2 млрд залога?

Я подал в суд на главу СКР Бастрыкина, потому что он бездействует. Мы написали заявление на Баталова, что должны разобраться, приложили документы. Не отреагировали. Конечно же, как гражданин России, я начал пользоваться своими возможностями. Мы написали в МВД на Сбербанк, предоставили документы, что Сбербанк мошенническим образом продал активы и не зачел их. Они мне инкриминируют долг в 820 млн, но активы-то проданы, долгов нет. Банк сам себе противоречит, я их поймал на этом противоречии – у меня есть документы о том, что есть работники банка, которые создали эту криминальную систему. На что я получил ответ (четыре следователя рассматривали): мы сделали запрос в Сбербанк, ответ Сбербанк не дал, следовательно, состава преступления нет. А то, что я предоставил 188 листов документов, они их даже не посмотрели! У меня таких ответов множество.

Все думают, что останутся безнаказанными.

Сейчас губернатор использует против меня все ресурсы. Я, например, хотел опубликовать свою историю через «Арктик ТВ», через Блогера – он опубликовал одну мою статью, так ему звонил мой следователь, знаете, какие у него проблемы были! И сейчас пытался опубликовать, потому что нас в области до сих пор считают плохими, ворами, а то, что у нас украли, этого никто не хочет слышать.

А про отставку Баталову – это стечение обстоятельств, это такой человек, который в городе надоел уже всем, который перешел все границы дозволенного. Может, и сыграло свою роль наше заявление по Баталову, но думаю, это были усилия всего Мурманска. И все ждут нового руководителя УМВД, чтобы он разорвал этот клубок коррупции. Баталов создал из УМВД кормушку для себя лично. Мы – коммерсанты – голодранцы по сравнению с силовиками. Я сижу в ресторане, и сидит рядом полковник, заказывает коньяк за 50 тыс. рублей. Начальник отдела полиции летит из Петербурга бизнес-классом, да еще занимает два ряда. Билет один 18 тыс. стоит, а он летает каждую неделю. Откуда деньги? У него часы за миллион на руках. Мы себе такого позволить не можем, мы все в бизнес вкладываем…

Сбербанк мутит

- Что-то новое можете рассказать о своем деле, есть ли новости о состоянии залога, какие-то новые сведения из Сбербанка?

- Я своим делом перестал заниматься вообще, потому что мы уже полностью скомпоновали свою стратегию, в том числе стратегию защиты. Мы уже знаем, кто чем занимался, и как это все было сделано. (…) Мне ФАС дал ответ, что Сбербанк в 2013 году забрал все исполнительные листы у приставов, а приставы в течение трех лет – я им с каждой зарплаты платил свои деньги… Я сейчас начинаю возвращать не только свое имущество, но и деньги. В 2013 году у меня закрыли исполнительное производство – все, банк сказал, я ничего не должен. А на каком основании с 2014 года приставы у меня изымали деньги с зарплаты?! Арестовали все мое имущество, не отпускали меня за границу, накладывали обеспечительные меры… Мне-то они не сказали, а ФАС сказали. Я обращаюсь в такие инстанции, как ФАС, чтобы получить информацию, которую мне не дают, а им давать обязаны. Это же мои деньги, мои кредиты, я говорю, ребята, покажите, сколько я должен. А они говорят, нет. На самом деле у меня есть документы, подтверждающие, что я вообще ничего не должен. И Шубин не должен. Есть документы, в которых написано, что у нас нет обязательств перед банком. Мы просим банк: покажите, за сколько вы продали объекты. Они молчат. Это безнаказанность людей, которые ее получили благодаря Ковтун.

Ковтун – патологический врун. Она занимается болтологией (в области ведь ничего после ее слов не меняется) и собой – посмотрите, как за два года изменилась ее внешность. 90 процентов времени – это косметические салоны, про нее уже легенды ходят. Как область может жить, развиваться, если у нее нет губернатора?.. Я работал с Евдокимовым, я работал с Дмитриенко, и могу сказать, что Ковтун на их фоне просто «плавает» по всем вопросам.

- Как Вы думаете, возможно ли прекращение Вашего дела при том, что Шубин сейчас вторично на скамье подсудимых?

- Это не только мое дело, в нем пять фигурантов. 900 страниц обвинительного заключения, которое прокурор подписала за 15 минут!

Первое уголовное дело было полностью контролируемое адвокатами. Я сразу сказал Шубину, если бы он признал по первому делу, что все делал по закону, то и дела не было бы. Его адвокаты убедили, что это политика. Но политика на втором плане, это был спланированный рейдерский захват, но только благодаря губернатору Мурманской области и покровителям губернатора. Потому что по-другому так бы сделать никто не смог. Тот же Блинский на каждом углу рассказывает, что это губернатор. У меня все мои личные активы проданы в 20 раз дешевле господину Блинскому.

- Может, потому банк и говорит, что долг не погашен, что активы проданы за копейки?

- Мы в 2010 году подписали с Шубиным мировое соглашение, в нем есть алгоритм: как банк должен все продавать. У нас активов (залогов) на 820 млн плюс 20 процентов, это, грубо говоря, миллиард. Плюс мы потом еще взяли поручителей на 250 млн, получилось, что наш кредитный портфель был обеспечен 1 млрд 250 млн. Банк посчитал, что если мы не отдаем 15 марта в 2013 году кредит, то они забирают залоги. Схема такая: банк выставляет на публичные торги, на продажу. Если это не продается, то они выставляют минус 15 процентов. Если снова не продается, то банк имеет право забрать эти активы – минус 25 процентов – и поставить на свой баланс. 1,2 млрд минус 25 процентов – 900 млн. Это все красиво, четко, на бумаге, по закону. Я почему обращаю внимание на то, что банк забрал исполнительное производство. Когда Шубина посадили, я остался один и поехал в банк. Говорю, ребята, помогите, пожалуйста, давайте я решу этот вопрос. Они отвечают, мол, мы не можем, и начинают плавно это все забирать. Я три раза проводил переговоры, сам Греф участвовал. У меня есть стенограммы переговоров: я пытался все им отдать, даже больше. Они отказались. Что получается? Есть процедура, как они должны были изъять наше имущество. Происходит арест Шубина. 15 марта мы не выполняем обязательства. Они через пять дней имеют право включать процедуру мирового соглашения. Что банк делает? Он подает в суд, терпит, терпит. Потом включает исполнительное производство. А потом что делает? Делает заявление о том, что начинает проводить торги. Но кому они нужны, в этих торгах имущество купят, прозрачная же будет цена. Люди придут на площадку, скажут, условно, если телефон стоит сто рублей, так он и будет стоить 100 рублей, но его могут купить и за 200 рублей. Банк же, его сотрудники, на этом не заработают. Им же надо с этого заработать, значит, активы надо продать как можно дешевле. Значит, те люди, которые покупали эти активы, условно говоря, за телефон стоимостью 100 рублей заплатили 10 рублей банку и 90 передали в конверте. Вот так банк и поступил. Он для вида выставил через приставов эти объекты недвижимости, но затем за один день по непонятной причине снял. Аукцион не прошел. И потом через месяц банк продал это в 20 раз дешевле. Вот эта процедура – то, что они забрали исполнительное производство, они согласились с законностью получения кредита, - это и есть процедура, которой они воспользовались. Они не поставили на баланс, иначе им бы пришлось продать за эту стоимость. Они нашли людей, господина Блинского, например, которые хотели купить объект за 100 млн рублей, только им сказали: 20 млн платить в банк, остальное – «гонорары». Но банк даже эти 20 млн не получил. Если в октябре 2015 года продали все активы «Риони», все мои активы, с залогом, а в ноябре возбуждают уголовное дело. Не странно? Меня нужно было или убить, или посадить. Они выбрали посадить. Плюс они захотели еще скрыть аферу, что они мою фирму обанкротили и забрали все имущество, плюс они захотели, чтобы я дал показания на людей, которые незаконно попали под раздачу, они хотели их посадить, подвести их под ОПС. Потому что 2-й следственный комитет в Петербурге, который занимался мной, он не занимается делами меньше, чем ОПС. И когда я говорю всем своим адвокатам, что 159-й занимается это ведомство, мне говорят, оно же занимаются терроризмом и убийцами, при чем тут 159-я? Благодаря тому, что я уехал, потерял колоссальное количество здоровья, нервов, денег, но я остался честен. Благодаря этому люди не сидят в тюрьме, мы сейчас это поняли.
(…)

У нас как дело началось по Шубину? Есть резолюция Путина: разобраться. На докладной записке Ковтун – Колокольцеву. Теперь такая же записка от Титова лежит у Путина, только о моей ситуации. И они не знают, что со мной делать. Если бы они 7 декабря возбудили уголовное дело о незаконной реализации имущества, что меня обокрали и банк, то получается нонсенс. Я подозреваемый, и я же потерпевший! Создается юридический казус, и они поэтому с 7 декабря не могут ничего со мной сделать. По какому поводу у нас 2 июля был суд? По поводу бездействия Следственного комитета по нашему заявлению о преступлении, поданному 7 декабря 2017 года. Нам даже ответа не дал Бастрыкин, когда мы представили все документы... Это апелляция по бездействию Бастрыкина и на действия судьи. (…) По моему делу я готов приехать хоть завтра, я укатаю следователя.

Я хочу еще раз сказать коммерсантам, чтобы никогда не соглашались с адвокатами, не проверив их доводов. Господин Панфилов получает пять лет зарплату у Шубина. По первому делу Геннадию дали 12 лет, Сугробову сейчас столько не дали. Что дальше происходит? У нас начинается процесс по второму делу Шубина 18 июня. Мы взяли второго адвоката, очень грамотного. Чтобы он защищал меня по моему делу, потому что если Шубина осудят по моему делу, то у меня будет преюдиция, а это понятно, что означает… Мне пришлось знакомить Шубина с адвокатом, он согласился-таки, и вы думаете, какие были действия Александра Панфилова? 18-го числа у нас суд. 15-го числа Панфилов узнает, что у Шубина еще один адвокат, причем, мы не отказались от Панфилова, мы сказали, мол, Саша, работай, мы без тебя не можем. На что мы получаем ответ от Панфилова, что 16 июня ушёл в отпуск на месяц! Я считаю, что Панфилов причастен к тому, что Шубину дали 12 лет. Я говорю Титову, что я могу завтра сесть и приехать в Москву, но это будет уже мой процесс. Не контролируемый следствием процесс, не будет Панфилов мне рассказывать сказки, как мне выскочить и что Путин контролирует мое дело. И я знаю, что я выйду из СИЗО. Но я не хочу пока в СИЗО (смеется).

Бизнесу неклимат в Мурманской области

- Недавно в интервью нашему порталу экс-спикер Облдумы Василий Шамбир рассказал, что бизнес покидает область, очень много коммерческой недвижимости распродается. На Ваш взгляд, в чем причина? В политике региональных властей, в решении Конституционного суда по МРОТ (бизнесу невыгодно платить высокие зарплаты, нерентабельно выходит), еще в чем-то?

- У меня много знакомых коммерсантов в Мурманске, и все в один голос говорят: не надо приезжать.


Я считаю, что нормальный предприниматель должен платить налоги, но обидно, когда эти деньги воруют. Вот вы написали, что дают деньги на кинологическую службу полиции в Мурманске, это же налоги, а эти деньги пропали. Сколько таких денег украдено, кто об этом знает? Еще пять лет назад в области был хороший климат, можно было работать. Сейчас там беспредел со стороны властей, УМВД, налоговой службы, и все это покрывает губернатор. Рыба гниет с головы. Ушли крупные налогоплательщики из Апатитов, где деньги брать губернатору? Она начинает кошмарить бизнес. Но не все выдерживают. У моих людей каждый месяц проверки. Почему? Потому что нет денег. Но это ответственность губернатора.
Василий Николаевич Шамбир должен был стать губернатором вместо Ковтун. Но Шубин об этом рано стал говорить, чем очень сильно напугал владельцев Кольской ГМК – Норникеля. Геннадий Валерианович патриот, и он хотел из области сделать конфетку. И то же самое – Василий Николаевич Шамбир, это управленец от природы, топ-руководитель с огромным жизненным опытом. Этот человек стоит миллион, и он бы приносил стране миллиарды рублей долларов прибыли. Но у нас же этого никто не понимает, у нас люди мелочные.

Я был самый молодой в команде, все мои партнеры были старше на 10-15 лет. Я очень многому учился у этих людей. У меня был простой принцип: научиться можно только у тех людей, которые чего-то добились. Я всегда общался с успешными людьми. Геннадий Валерианович Шубин – ну это бриллиант среди них, но у него есть одна проблема: он не разбирается в людях. Он людям доверял и собрал в итоге вокруг себя один сброд. Люди его предали: Комиссаров А., Попов, Преснов Алексей, Кузнецов Вячеслав, Червяков Руслан, Гавриков Дмитрий. Возьмем простой пример: был такой начальник службы безопасности его – человек, который должен был его охранять. Где он сейчас? Он работает на Блинского, руководит Мурманской Горсетью. Почему Шубин не смог реализовать все свои идеи, а у него гениальные идеи. Потому что его окружали люди, которые не хотели, чтобы это было. Почему он сидит? Потому что у него остались только сын Станислав, я, Шамбир – люди, которые могут смотреть ему в глаза, которые хотят, чтобы он вышел. Все остальные люди, которые его окружали, – это сброд, они обманули и предали. Это мое субъективное мнение, меня за него все ругают, все говорят, что нельзя наживать таких врагов, как Тюкавин, Преснов, Кузнецов. Вот, например, Преснов… Шубин ему доверил нереальный бизнес, а он просадил его. Потому что надел корону и начал делать такие вещи… Или Руслан Червяков, который вошел в доверие, а сейчас из Англии управляет активами.

- Вы готовы, в случае прекращения уголовного дела, вернуться работать в Заполярье?

- Губернатор у нас нулевой, женщина, которая тратит все свое время на красоту. Как только губернатора уберут, я вернусь сразу, потому что мое дело больше будет никому не нужно. Сейчас Желтый дом – это болото, где вопросы не решаются. А как может бизнес жить, если вопросы не решаются? От их решения зависит жизнь людей, перевод денег, но они этого не понимают. Как может бизнес развиваться в такой ситуации? Шамбир правильно сказал все, кроме того, что недвижимость распродается. Ее даже купить некому, нет интереса. Если 5 лет назад мне предлагали магазин на Смолова, 6, он стоил 11 млн рублей – 40 метров. Сейчас его можно купить за 6 млн, и он не нужен. Вы приезжайте в город, везде написано: аренда, аренда, аренда. Я считаю, что Мурманск – это волшебный город. У нас сейчас рыбники, Роснефть, ГМК – это просто нереально. Проекты космические: освоение Арктики. Как можно запороть такой инвестиционный климат, как можно быть такой бездарностью, я не понимаю. А кто такие Тюкавин, другие замы губернатора? Это клоуны, которые зарабатывают деньги. Это и есть те лягушки, которые всего боятся.

Это реальный типик. Всегда называли Мурманск тупиком. Раньше все приезжали, чтобы заработать. У меня все мои девушки, с которыми я встречался, все мои друзья уехали в Питер. Сергей Панасюк, финансовый директор «Русского лосося», уехал в Питер, он не видит перспектив. Причина: беспредел властей, УМВД и то, что вопросы не решаются.
В чем профессионализм губернатора в наше время? Есть область, есть город Мурманск, который на протяжении пяти лет воюет с губернатором (это Веллер, Сысоев). Если со мной кто-то хочет поспорить, когда я говорю, что губернатор Мурманской области бездарность и команда ее бездарна, то объясните, как может человек с таким нереальным административным ресурсом, как у нашего губернатора, с таким финансовым ресурсом, не победить господина Веллера и не получить влияние над Мурманском?

«Мы вышли на финишную прямую»

- Вы планируете не только вернуться, но и вернуть активы. Каким образом?


- Я заметил между первым и вторым делом Шубина (а я раньше первым делом не занимался) странную связь. Когда изучил дело, обратил внимание, что в приговоре по первому делу (кредит на 414 млн рублей) есть такие интересные моменты. В Сбербанке это называется «зайти через уголовку». Что это значит? Геннадия Валериановича арестовали по какому-то делу. Следователь приходит и говорит: «Я знаю, что ряд компаний принадлежат Шубину». И он просит госпожу Шиловскую – это председатель суда, который судит Шубина, - наложить обеспечительные меры на эти активы. Судья, не разбираясь, накладывает в начале процесса обеспечительные меры на эти компании. Потом все про это забывают, в том числе адвокаты. 5 августа 2015 года Шубин признается виновным, и суд подтверждает обеспечительные меры. Грубо говоря, 10 компаний, это самые дорогие компании в нашем холдинге. Геннадий уезжает в колонию, Червяков в Лондоне, и в это время начинаются непонятные действия по этим компаниям. Банкротство компаний. Приходит банк и говорит: «Отдайте 400 млн». Те говорят, мол, у нас нет. И компании начинают банкротить. За три года 80 процентов компаний обанкрочены, осталась одна компания, НТФ «Комплексные системы». В этой компании 14 тыс. кв. метров коммерческой недвижимости. Это наша штаб-квартира на ул. Коминтерна, 5 и на ул. Коминтерна, 7 и по всей области у нее очень много объектов недвижимости. Мы в марте 2017 года запросили документы по Шубину: должен ли Шубин что-то. И Сбербанк нам дает такой ответ: Шубин ничего не должен. Мы каждые шесть месяцев берем таким документы: что Шубин ничего не должен, банк к нему претензий не имеет. Я что делаю? Обращаюсь в суд, чтобы при банкротстве НТФ конкурсный управляющий вывел Сбербанк из конкурсной массы. Шубин же ничего не должен: все активы проданы. А если на сегодняшний день у меня есть документ, что Шубин ничего не должен, а по приговору суда Шубин владеет этими компаниями, значит, эти компании за него эти 400 млн отдали! Это же не моральный ущерб, это иск финансовый, были якобы не закрыты кредиты. И продажа 80 процентов всех компаний этот долг закрыла.

То есть мы подали в арбитражный суд заявление (http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/b73c836d-91c9-4660-8f04-46110435430d/A42-7533-2014_20180628_Opredelenie.pdf) о том, чтобы из кредиторов НТФ, где есть 14 тыс. кв. метров недвижимости, был выведен Сбербанк. 28 июня проходит суд, приходит представитель Сбербанка по доверенности, некий господин Колбин, и сообщает, что банк против нашего заявления. Он пишет, что на протяжении 2015-2018 годов Геннадий Валерианович Шубин из 414 млн рублей оплатил… 192 тыс. Продано все! На протяжении 5 лет компания НТФ банкрот, не платит налоги, не платит ничего, она банкротится с указания Сбербанка. Банкротит ее господин Сирица – бывший работник Сбербанка, подчиненный Червякова Руслана. На протяжении пяти лет – у меня есть документ – господин Сирица получал за аренду помещений 3,5 – 5 млн рублей в месяц. Грубо говоря, 40-50 млн в год, на протяжении пяти лет это составило 200-250 млн рублей. И ни одна копейка не показана. Куда деньги ушли? А деньги ушли в Лондон Червякову Руслану. Если бы закрывались даже арендой долги по кредитам, то уже полдолга бы закрыли.
(…)

У нас сейчас арбитражный суд назначен на 12 июля, на котором Сбербанк должен предоставить документ, подтверждающий слова Колбина. А самое главное, Колбин на суде (я уже говорил, что у меня есть подтверждающий документ, что аукцион мы отменили, УФАС отменило), ничего святого у человека нет, говорит, что аукцион был отменен по причине, что не было покупателя. А по моим данным, три покупателя было, три покупателя боролись…
И почему этим никто не хочет заниматься? Потому что эти деньги приведут нас к тому, кому эта схема была выгодна. Шубин сидит 12 лет, потому что это рейдерский захват бизнеса. Никакой политики. У нас было два вида активов: энергетика и непрофильные. В общей сложности цена активов – 6-8 млрд рублей, которые у нас забрали. Первый ряд активов забрали те люди, которые крышевали это все. А почему деньги с аренды получили Сирица и т.д.? Да потому что люди, которые участвуют в схеме, им как собачке – косточку дают. Все мясо ушло губернатору с теми людьми, которые за ней стоят, а косточки, крошки от пирога, достались тем людям, которые участвовали в этом во всем. Вот я и обвиняю сейчас Руслана Червякова, Гаврикова, Сирицу, Колбина и других людей, которые исполнили это все.
Правоохранительные органы должны ловить негодяев, подонков, а на деле преступления были совершены против нас с Шубиным, против Василия Николаевича Шамбира. Я с Геннадием Валериановичем партнер 15 лет, за это время все дела, которые против меня были возбуждены, были возбуждены под одним предлогом: скажи, что Шубин негодяй-подонок и вор, и у тебя будет все хорошо. Что только мне не предлагали! Но я совесть не хочу продавать, я считаю, что Геннадий не заслуживает того, что с ним случилось. Люди, которые это все сотворили, они должны понести наказание.

- Почему НТФ не была реализована, если на все компании Шубина были наложены обеспечительные меры?

- Я так понимаю, что у этих всех людей возникли разногласия, как поделить деньги, и аренда неплохая каждый месяц, которую можно использовать на своё усмотрение. В итоге конкурсный управляющий начал тянуть процесс продажи. Когда они поняли, что тянуть опасно и что надо быстрее продать активы, то назначили аукцион по продаже НТФ на 15 мая, был покупатель. Мы остановили этот аукцион. Мы сделали все: мы пожаловались УФАС, потому что нарушены все законы по выставлению на аукцион. Почему сейчас они и кипишуют, потому что они не получили деньги. Они опять выставили эту компанию, и мы опять им мешаем, чтобы эта компания была продана.

Конечно, я буду заниматься возвратом активов Геннадия Валериановича, потому что это также мои активы считались, то есть мы лишены всего. Мы раньше кому-то что-то доказывали, рассказывали, а сейчас мы вышли на финишную прямую, нам не надо ничего доказывать.

Мурманский портал противодействия коррупции: https://bit.ly/2L82mJJ


© Рустам Алиев, новости пользователя            подписаться Подписаться 0Версия для печати


 Просмотры Просмотров 2264 Это интересно Мне нравится 2 Комментировать Отзывы 3 

Мнение администрации сайта hibiny.com может не совпадать с автором текста. Мы не несем ответственности за предоставленную информацию.

Угол Угол 2
Угол

Для того, чтобы оставлять отзывы на новости, Вам необходимо войти на сайт

Вы можете оставить комментарий как пользователь социальной сети вконтакте одноклассники Facebook Google+ Twitter

Д.О. ВернерД.О. Вернер
Это всё про бывшее советское имущество?
11 Июл 2018 в 12:15 #638736
1yuri1yuri
Градус повышается.
Скоро вмешается Верховный. Бенефициар.
11 Июл 2018 в 15:17 #638749
Морячок из БергамоМорячок из Бергамо
1yuri писал(а):
Верховный. Бенефициар.

Смайлик
"Рафик не в чем не виноват"©
11 Июл 2018 в 17:24 #638758
Угол Угол 2

Угол
Угол

Присылайте нам текст, фотографии, видео на hibiny.com@gmail.com - разместим

Или добавляйте сами

Угол Угол 2

Вверх

© 2005 - 2018, Хибины.com     Написать нам, FAQ, Контакты, Реклама

Права на товарный знак защищены св-вом №637404 в ФСпИС

Центр поддержки пользователей, Правила использования сайта, Политика конфиденциальности

МурманскАлакурттиАпатитыВарзугаВерхнетуломскийВидяевоГаджиево (Скалистый)
ЗаозерскЗаполярныйЗареченскЗеленоборскийКандалакшаКильдинстройКировск
КовдорКолаКорзуновоЛовозероМеждуречьеМолочныйМончегорск
МурмашиНикельОленегорскОстровной (Гремиха)ПеченгаПолярные ЗориПолярный
ПушнойРевдаРосляковоСевероморскСнежногорскТериберкаТулома
ТуманныйУмбаУра-Губа

Главная

Новости
     Рейтинг персон

Афиша
     Киноафиша

Авто
     Объявления
     Аналитика и рейтинги
     Цены на заправках

Попутчики

Недвижимость
     Объявления
     Аналитика

Работа
     Вакансии
     Резюме
     Аналитика

Объявления

Еда

Карты городов

Справка
     Желтые страницы
     Каталог сайтов
     Погода
     Курсы валют

Спорт

Медицина
     Рейтинг врачей
     Консультации

Фотографии

Twitter

Общение

On-line Консультации

Мой.hibiny.com

Поиск

О сервере


Наша кнопка:
Мурманск Хибины.com
как поставить?


Google play
AppStore




Участник рейтинга лучших сайтов
Ограничения 18+